ОТТОК И УТЕЧКА - ТОНКАЯ КРАСНАЯ ЛИНИЯ

ЦБ — единственная структура, которая может видеть банковские проводки по корреспондентскому счету банков практически в режиме онлайн и приостанавливать отдельные операции в банках без решения суда.

Наибольший объем потерь от финансовых преступлений приходится на преднамеренные банкротства банков. Их число растет на фоне расчистки банковского сектора, следует из отчета. В 2015-2016 годах ЦБ отозвал лицензии у 217 кредитных организаций, что повлекло увеличение количества преднамеренных банкротств в 2016 году на 6,6%, до 146 преступлений. При этом возврат похищенного имущества находится в прямой зависимости от эффективности действий Банка России, Агентства по страхованию вкладов и их взаимодействия с подразделениями МВД, следует из доклада.

Информация об объеме финансовых преступлений содержится в "Сводном годовом отчете о ходе реализации эффективности госпрограмм РФ по итогам 2016 года". Согласно ему, сумма причиненного вреда по оконченным уголовным делам в финансово-кредитной сфере составила 201,2 млрд руб. Это 76% от совокупного ущерба — 263 млрд руб. При этом и ущерб от финансовых преступлений, и их доля в совокупном объеме постоянно растут. Так, в 2015 году на их долю приходилось 72,3% от общего причиненного вреда, или 125,5 млрд руб., в 2014 году — 53,8 млрд руб.

Несмотря на многочисленные, в том числе и крупные, отзывы лицензий в 2015-2016 годах, можно привести лишь два широко известных случая, когда еще до признания банка банкротом были арестованы руководители--собственники банков. В настоящее время возбуждено дело о мошенничестве в отношении одного из крупнейших акционеров Татфондбанка (лицензия отозвана в марте) и его председателя правления Роберта Мусина, он арестован. Арестована по подозрению в мошенничестве глава и бенефициар Внешпромбанка (лицензия отозвана в январе 2016 года) Лариса Маркус. Внешпромбанк и Татфондбанк — исторические лидеры по размеру дыры в банках-банкротах: 210 млрд и 118 млрд руб. соответственно.

В ЦБ указывают на необходимость совершенствования уголовного законодательства и правоприменительной практики. "Банк России прорабатывает, в частности, механизм, который бы позволил передавать правоохранительным органам для расследования вывода активов документы, составляющие банковскую тайну,— сообщили "Ъ" в пресс-службе ЦБ.— Это позволит быстрее возбуждать уголовные дела и более эффективно применять меры ответственности к недобросовестным собственникам и менеджерам банков еще до вывода ими активов". Второе направление по ужесточению наказания за доведение банка до банкротства — изменения в законодательство, "которые позволят решить проблему, связанную с фальсификацией отчетности, и введение в качестве обеспечительной меры ограничения на выезд за границу при наличии признаков преступления еще до отзыва лицензии".

Впрочем, излишнее расширение полномочий ЦБ в данном вопросе ЦБ тоже опасно: у банков может вовсе не оказаться возможности исправить ситуацию до введения крайних мер, считают эксперты. По словам управляющего партнера НРА Павла Самиева, есть очень тонкая грань между наличием финансовых проблем у банка и признаками преднамеренного банкротства, и без достаточных аргументов сообщать об этом в правоохранительные органы невозможно.

Отток капитала из России за первый квартал 2017-го оказался выше прогноза Центробанка на весь год, составив $15,4 млрд при годовой оценке в $12 млрд, сообщилБанк России, чем поставил экспертов в тупик. Сам регулятор объяснил отток валютными закупками банков, однако представители кредитных организаций и источники «Известий» в менеджменте банков открестились от причастности к движению капитала. Не могла повлиять на него и сделка «Роснефти», которую аналитики с конца прошлого года склонны были называть главной при- чиной всех необъяснимых явлений в отечественной экономике. История с оттоком случилась практически детективная, утверждают экономисты.

Однако данные первого квартала удивили экспертов — за январь–март страну покинуло $15,4 млрд.

Годы масштабного оттока капитала остались позади. Если в 2014 году из страны «утекло» более $150 млрд, то в 2015-­м — уже $57 млрд, а в 2016-­м — всего $15 млрд. Восстановление экономики, укрепление курса рубля и снижение иностранных вложений позволили Центробанку и Минэкономразвития делать оптимистичные прогнозы по от­ току на ближайшие годы. 

Сам Центробанк в кратком комментарии, сопровождающем данные по оттоку, объяснил такой рост показателя «главным образом операциями банковского сектора по наращиванию иностранных активов». Однако банкиры это отрицают.

по материалам газет Известия и Коммерсант